Языковые факторы, определяющие морфемную структуру слова

МОРФЕМИКА

И

СЛОВООБРАЗОВАНИЕ

Часть 1. Основные теоретические положения

Барнаул 2006

ББК 81. 2 Рус -9

Р 894

Морфемика и словообразование: Учебно-методическое пособие для студентов факультета начальных классов в 2-х частях. Часть 1. Основные теоретические положения /Составители : Афонин А.И., Свиридова Г.Ф., Ставская Е.Н. – Барнаул : БГПУ, 2006. – 50 с.

Рецензент: Лукьянова Н.Н. – кандидат филологических наук, доцент БГПУ.

Пособие предназначено для студентов 2-3 курсов факультета начальных классов. Учебно-методическое пособие составлено в соответствии с действующей учебной программой курса «Русский язык» для специальности 031200 «Педагогика и методика начального образования». Оно поможет студентам приобрести необходимые для работы в школе теоретические знания и практические навыки морфемного и словообразовательного анализа языковых единиц. В первой части представлены основные теоретические положения курса, а во второй – упражнения и задания для самостоятельной и аудиторной работы студентов. В пособие включены контрольные вопросы по всем темам раздела, список основной литературы по предмету.

Ó Барнаульский государственный педагогический университет, 2006


Введение

Словообразование как научная дисциплина. Морфемика и дериватология

Словарный состав каждого языка находится в состоянии непрерывного изменения. Одни слова, отслужив свой век, выходят из употребления, другие, возникая в языке, пополняют его словарное богатство.

Пополнение (обновление) словаря происходит двумя основными путями: путем образования новых слов и путем заимствования слов из других языков. Решающая роль в обогащении словарного состава принадлежит образованию новых слов за счет использования внутренних ресурсов, которыми располагает каждый язык.

Законы образования, функционирования, строения и классификации производных слов изучает дисциплина, именуемая по традициисловообразованием. Определение словообразования как лингвистического понятия связано с очевидными трудностями в связи с неоднозначностью самого этого термина. Подобно тому, как термином “лексика” мы называем словарный состав и науку о словарном составе языка, термином “словообразование” в самом общем виде обозначается два лингвистических понятия:

a) процесс производства новых слов (словопроизводство, деривация – от лат. derivatio – отведение, отвод, ветвь);



Причем, в одних случаях он определяется как процесс создания новых слов на базе существующих, как основной путь обогащения, пополнения словарного состава языка, в других – как система структурно-семантических отношений между родственными словами, как сложившийся в русском языке механизм создания новых слов.

б) наука, раздел языкознания, изучающий словообразовательный строй русского языка (дериватология). Словообразование как наука в широком понимании включает в себя изучение не только словообразовательного процесса, но и морфемной структуры слова.

В целях преодоления двусмысленности термина «словообразование» многие исследователи все чаще используют возможности иноязычного терминологического фонда. Процесс образования слов в языке обозначают термином «деривация». Производные слова любой структуры, созданные в результате процессов деривации, термином «дериваты» (ед. ч. – «дериват»). Наука о процессах деривации и дериватах как результатов этих процессов получает наименование «дериватология».

В настоящее время можно считать общепринятым, что объектом (предметом) словообразования как науки является слово. Слово, как известно, является основной единицей языковой системы и изучается с различных сторон в других разделах лингвистической науки. Так, лексикология рассматривает слово как единицу лексического состава языка с точки зрения его индивидуального значения, происхождения, стилистического употребления; морфология представляет слово как единицу грамматического строя; в словообразовании же слово изучается как элемент словообразовательной системы русского языка с точки зрения его морфемной и словообразовательной структуры, структурно-семантических связей с другими словами, характера образования. Например, если подчеркнуть комплексному лингвистическому анализу слово рыбачий, то можно выделить три принципиально различных уровня анализа:



а) лексическое значение – «имеющий отношение к рыбаку»; слово многозначное, вступающее в синонимические отношения, исконно русское, стилистически нейтральное и т.п.;

б) имя прилагательное, относительное, муж. рода, употреблено в форме им. падежа ед. числа и т.д. (морфологический уровень);

в) членимое многоморфемное слово, включающее в свой состав нулевое окончание, корень -рыб-, словообразующие суффиксы –ак(ач)- и –ий-. Слово производное от производящего слова рыбак, образовано суффиксальным способом. Отношения рыбачий ← рыбак являются типовыми в современном русском языке, поскольку они встречаются в ряде аналогичных случаев: лисий ← лиса, соболий ← соболь и т.п. (словообразовательный уровень).

При сопоставлении данных уровней анализа слова мы убеждаемся, что словообразовательный аспект является вполне самостоятельным.

В качестве языковых единиц, изучаемых в словообразовании, слова рассматриваются не изолированно, а в определенной связи с другими словами: либо с теми из них, с которыми они связаны отношениями производности (читать → чтец), либо с теми, которые имеют тот же характер производности (беглец, стрелец, борец). Поскольку эти отношения имеют системный характер, следует говорить о том, что предметом словообразования является не только слово, но и словообразовательная система русского языка, включающая в себя такие элементы, как словообразовательные типы и модели, средства и способы деривации, совокупность формально-семантических отношений родственных слов.

В связи с многоаспектностью исследования слова на словообразовательном уровне в последнее время в лингвистике разграничиваются два подраздела (подуровня) словообразования:

морфемика, изучающая морфемное строение слов, их членимость, а также систему морфем языка, их функции и сочетаемость;

собственнословообразование, изучающее формально-смысловую производность слов языка; средства, способы и особенности их образования.

Оба эти подуровня тесно связаны между собой, так как морфемная структура слова чаще всего определяется его словообразовательными отношениями, а морфемы, в свою очередь, являются основным строительным материалом для создания слов.

Место словообразования в языковой системе

Словообразование как особый раздел языкознания стало складываться в 40 – 50-е годы 20 века, прежде всего благодаря трудам В.В. Виноградова, Г.О. Винокура, А.И. Смирницкого. Долгое время русская грамматическая традиция включала все аспекты морфемной членимости и производности слова в круг проблем, относящихся к морфологии (М.В. Ломоносов, Ф.И. Буслаев, Ф.Ф. Фортунатов, Л.А. Булаховский, П.С. Кузнецов). Некоторые исследователи рассматривают словообразование как самостоятельный раздел грамматики наряду с морфологией и синтаксисом (Л.В. Щерба, Г.О. Винокур, Н.Д. Арутюнова, В.В. Лопатин). Немногие советские лингвисты склонны относить словообразование к лексикологии, мотивируя это его основной функцией пополнения лексического состава языка и номинации (А.И. Смирницкий, К.А. Левковская, В.М. Марков). Однако наиболее популярной в современном языке является точка зрения о самостоятельном статусе словообразования, занимающего промежуточное положение между лексикой и грамматикой. Статус словообразования как самостоятельного раздела лингвистики основан на признании существования особого яруса языковой системы, отличающегося от других ярусов специфическими единицами (морфемами, асемантическими структурными элементами), категориями (словообразовательные типы, модели, гнезда, средства, способы) и законами развития.

В то же время необходимо особо подчеркнуть теснейшие связи словообразования с лексикологией и морфологией, его промежуточное положение между этими разделами. Это обусловлено тем, что все три раздела языкознания имеют общий объект изучения – слово (см. пример со словом рыбачий). Словообразование рассматривает структуру слова как отражение двух процессов (типов отношений), формальный механизм которых практически одинаков, но содержательная функция различна:

словообразование (деривация) – процесс создания лексических единиц с новым лексическим значением или его оттенком:

черный → чернеть → почернеть → почерневший – лексическая деривация,

черный → черненький– модификационная деривация;

формообразование – образование грамматических форм одного слова, лексически тождественных, различающихся только грамматическим значением: черный – черного, черные, черными и т.д.

Формообразование может быть синтаксическим (создающим синтаксически связанные формы) и несинтаксическим (создающим синтаксически не связанные формы: инфинитив, форма сравнительной степени). Синтаксическое формообразование называется словоизменением.

Если процесс деривации “работает” на лексику и является основным источником её обогащения, то процесс формообразования по своей природе является грамматическим и изучается в морфологии. Морфемы, рассматриваемые в курсе словообразования, с одной стороны, выражают определенные компоненты общего лексического значения слова, с другой стороны, - его грамматические характеристики: обезвреживающий – префикс обез- выражает значение «лишить того, что названо производящей основой», корень –вреж- - корень с предметным значением, суффикс -ива- - суффикс глаголов несовершенного вида, -ющ- суффикс действительного причастия настоящего вида, окончание –ий- - синтаксическое значение муж. рода, ед. числа, им. падежа.

По степени абстрактности многие словообразовательные морфемы приближаются к формообразовательным (суффиксы относительных и притяжательных прилагательных, префиксы совершенного вида и др.), а некоторые явления морфемного преобразования слова находятся на грани деривации и формообразования (милый → милейший, лучше → получше).

Следует отметить также связь словообразования с фонетикой (фонологией), так как действие фонетических законов проявляется при соединении морфем в процессе деривации, где наблюдаются многочисленные фонетические преобразования в структуре слова (чередования, перенос ударения, смягчение и отвержение согласных). В связи с этим ученые выделяют целую область словообразования, связанную с изучением подобных явлений, - морфонологию.

Проявляется также связь словообразования с синтаксисом: многие производные слова создаются на базе словосочетаний или мотивируются их значением, употребление производных слов часто зависит от синтаксического конструирования речи (быстрорастворимый, дуракаваляние, окололунный.).

Методы изучения словообразовательной системы

В словообразовании, как и в любой другой науке, существуют различные методы изучения материала. Поскольку основным объектом словообразования является слово, характеризующееся сложным единством формы и содержания, одним из важнейших методов (принципов) данной науки является структурно-семантический метод, предусматривающий рассмотрение каждой структурной единицы с точки зрения ее значения и, наоборот, каждого значения в единстве со средством его формального обнаружения. Все словообразовательные категории и явления, следовательно, рассматриваются в двух планах: выражения и содержания. Широко применяется в словообразовании и функциональный принцип исследования, предполагающий интерпретацию тех или иных явлений с точки зрения их лингвистической функции (номинативной, коммуникативной, семантической, структурной, стилистической и др.).

Принципиальное значение в словообразовательной теории имеет разграничение принципов синхронии и диахронии в изучении материала. Синхронический метод предусматривает анализ современного состояния морфемно-словообразовательной системы, изучение всех фактов, явлений, элементов этой системы с точки зрения конечных результатов словообразовательных процессов (статический аспект). Диахронический метод предполагает изучение словообразования как исторического процесса в его формировании и развитии, с учетом всех изменений, которые претерпевают слова и их отдельные элементы в этом процессе (динамический аспект). Результаты синхронического и диахронического словообразовательного анализа часто не совпадают. Напр., с диахронической точки зрения слово коричневый определяется как производное от корица («кора некоторых тропических деревьев») и имеет в своем составе четыре морфемы, то с синхронической точки зрения это слово является непроизводным, состоящим из упрощенной корневой основы и окончания.

В изучении словообразовательной системы широко распространены еще два подхода: перспективный, рассматривающий материал в направлении от производящего слова к производному, то есть в соответствии с направлением процесса деривации (белый → белеть → забелеть), и ретроспективный, рассматривающий материал в обратном процессу деривации направлении, то есть от производного слова к производящему, от сложного к простому, что позволяет уточнить структуру, мотивированность и особенности образования анализируемого слова (пробиваемый ←пробивать ←пробить ←бить).

Морфемика

Понятие морфемы и морфа

Слово как основная единица языка может состоять из более мелких значимых единиц, называемых морфемами. Этот термин был введен в лингвистический обиход в 1888 году И.А. Бодуэном де Куртенэ для обобщения таких понятий, как корень и аффикс. Он высказал мысль о том, что в иерархической системе двусторонних (структурно-семантических) единиц языка “морфема – слово – предложение” морфема является низшей (элементарной, мельчайшей) единицей, на которой заканчивается семантическое членение, анализ речи или с которой начинается её конструирование, синтез. В этом смысле нельзя говорить о делении морфемы на слоги, так как данные материальные элементы языка не выполняют семантической функции.

Таким образом, И.А.Бодуэн де Куртенэ подчеркивает важнейший признак морфемы – ее значимость. Подобное толкование морфемы как минимальной значимой единицы было принято в дальнейшем большинством лингвистов, которые вносили различные коррективы в трактовку этого термина. Так, Ю.С. Маслов дает такое определение: «Морфема - это минимально линейно выделимый элемент языка, обладающий смысловой или структурной функцией». Важным моментом является указание на линейный характер морфем, т.е. их последовательное расположение в словесной структуре и взаимозависимость.

Итак, морфема – это наименьшая линейная структурно-семантическая единица языка, функционирующая внутри слова и находящаяся в отношениях взаимной зависимости с другими морфемами. В качестве главных, определяющих признаков морфем обычно выделяются следующие:

1. Семантическая неделимость (внутри морфемы можно лишь условно вычленить формальные субсегменты, не имеющие самостоятельного значения).

2. Несамостоятельность (внутрисловность), взаимозависимость: как часть слова морфема существует постольку, поскольку она может быть связана с другой морфемой (на-брос-ок).

3. Выполнение определенной функции в структуре слова: структурно-семантической (козл-енок), словообразовательной (зной-н-ый), формообразовательной (да-л), причем, первая из названных функций свойственна всем морфемам, в то время как две другие функции выполняют далеко не все морфемы.

4. Повторяемость, свойственная абсолютному большинству морфем: (пере-бр-а-ть, пере-чит-а-ть, пере-вяз-а-ть).

5. Способность к отделению и сочетаемости с другими морфемами (виноградарь).

6. Условная воспроизводимость морфемы (использование их в качестве готовых, стабильных единиц языка).

В современном русском языке наблюдается варьирование морфем как в плане содержания (сцеп-щик, но тральщик), так и в плане выражения (с-гиб-ать, со-гб-енный, со-гн-ешь). Поэтому понятие морфемы было «расщеплено» на два соотносительных понятия – морфа и морфемы. В настоящее время разграничение этих терминов получило всеобщее признание (см. работы Е.А. Земской, В.В.Лопатина, В.Н. Немченко). Ученые исходят из того, что грамматические формы слов в речи представлены не морфемами, а морфами – наименьшими формальными частями слова, наделенными значением.

Морфом обычно называют конкретную структурно-фонетическую разновидность (вариант) данной морфемы. В этом смысле соотношение между понятиями морфа и морфемы в системном плане будут такими же, как между понятиями звука и фонемы. Одноименные морфы (т. е. морфы, принадлежащие к одному классу: корневые, суффиксальные и т. д.), выступающие в различных словоформах, могут объединяться в одну морфему, если эти морфы тождественны по значению и близки друг к другу формально (по составу фонем). Например, корневые морфы мороз-, мороз'-, морож- и -мораж-, выделяющиеся в таких словоформах, как, например, мороз, морозить, заморозят, морожу, мороженый, замораживать, объединяются в одну корневую морфему. Суффиксальные морфы -ств- и -еств-, выделяемые в словоформах богатство и изящество, объединяются в одну суффиксальную морфему.

В одну морфему обычно объединяются несколько морфов, тождественных по значению и обладающих различной позицией в слове, обусловливающей особенности сочетаемости их с соседними структурными элементами, а также изменения в фонетическом облике морфа. Морфема может быть представлена и единственным морфом, например вы- (вы-грузить) или глагольная флексия -|у| (орфогр. -у и -ю: нес-у, смотр-ю).

Таким образом, морфема – это обобщенная, системная, типовая единица языка, а морф – это конкретная формальная разновидность морфемы. Все разновидности морфов можно разделить на следующие типы:

1. Позиционно-фонетические, орфографически не дифференцированные: накипеть - накипь [нъ] и [на], дело - дела, деловой [д’эл], [д’иэл], [д’ьл].

2.Стилистические варианты, т.е. структурные разновидности морфемы, употребляемые с определенными стилистическими целями: полнёхонький и полнёшенький; водой и водою, усердие и усердье.

3.Алломорфы - фонетически и орфографически дифференцированные разновидности морфемы, употребляемые в зависимости от условий сочетаемости с соседними морфемами. Их, в свою очередь, можно разделить на

o альтернационные, различающиеся историческими чередованиями (отработать - отрабатывать, сон - сна);

o линейные, различающиеся «удлинением» структуры за счет наращений (раб-ск-ий, ханж-еск-ий, от-кинуть, ото-гнать).

o линейно-альтернационные, имеющие смешанные различия (ид-ти-у-й-ти, вз-ять-возьм-у, четыр-е-четвер-тый).

Такое деление является во многом условным, поскольку многие факты современного русского языка не позволяют воздвигнуть непреодолимые границы между названными типами морфов. Так, некоторые алломорфы нередко употребляются в формальных одинаковых условиях и, следовательно, ведут себя как стилистические варианты морфем (от-двинуть - ото-двинуть). Все типы морфов являются вариациями формальной стороны (плана выражения) морфемы при обязательном тождестве семантики.

Морфы, выделяемые в результате двусторонней структурно-семантической сегментации слова, следует отличать от субморфов - асемантических субсегментов морфемы (мал-ин-а, бодр-ств-овать, лодыр-н-ичать) или чисто формальных компонентов структуры слова (жи-в-ой, ут-к-а, труб-о-чист).

Принципы выделения морфем

Морфемное членение слова должно быть подчинено определенным принципам, препятствующим его искусственному, механическому дроблению. Нельзя, вычленяя морфемы, исходить из одного слова, не привлекая других, ибо морфема всегда более четко проявляет себя тогда, когда она встречается, по крайней мере, в двух словах (па-сынок, па-дчерица; рыб-ак, мор-як).

Обобщая накопленный опыт теории и практики морфемного анализа слова, можно выделить следующие принципы выделения морфем:

1. Принцип структурно-семантического сопоставления слов (словоформ), предусматривающий одновременно два приема:

а) отождествление - сравнительная операция, в результате которой устанавливаются общие (интегрирующие) компоненты сопоставляемых структур (при-уч-ить, на-уч-ить, за-уч-ить);

б) дифференциация - сравнительная операция, устанавливающая наличие различающих компонентов сопоставляемых структур (при-уч-ить, на-уч-ить, за-уч-ить).

Сопоставление словоформ, содержащих одинаковые по значению и звучанию отрезки, указывает границы значимых частей этих словоформ. Например, сопоставление словоформ простоватый, простоватая, простоватого... позволяет выделить в них общую значимую часть простоват- и значимые части -ый, -ая, -ого, выделяемые также в словоформах стар-ый, стар-ая, стар-ого или нов-ый, нов-ая, нов-ого. Одновременно сопоставление словоформы простоват-ый со словоформами красноват-ый, беловат-ый, с одной стороны, и прост-ой, прост-ого..., с другой, дает возможность вычленить в ней, кроме того, значимые части прост- и -оват-. Таким образом, в словоформе простоватый выделяются три значимые части: прост-, -оват- и -ый. Дальнейшее членение данной словоформы на значимые части невозможно, поскольку никакой другой звуковой комплекс, вычленяемый в этой словоформе (например, комплексы про-, -ст-, -ат-), не обладает значением, которое входило бы в значение словоформы простоватый.

При морфемном членении слова обычно производится сопоставление:

а) грамматических форм слова с целью разграничения основы и формообразующих элементов (венча-ть, венча-ют, венча-ли);

б) однокоренных слов с целью отделения корневых морфем от аффиксальных в составе основы (ветер, ветр-енный, ветр-яной);

в) одноструктурных (однотипных) слов с целью уточнения структурно-семантического построения основы (под –миг-ива-ть, под-пряг-ива-ть, под-шуч-ива-ть).

2. Принцип словообразовательной цепочки, предусматривающий сопоставление родственных слов одной ретроспективной деривационной линии и последовательное отслоение служебных морфем, входящих в состав основы, по направлению от периферии к центру анализируемого производного слова:

рассадник ← рассада ← рассадить ← садить

Типология морфем

Все множество морфем русского языка может быть разбито по разным основаниям на несколько типов.

1. В зависимости от положения и семантической функции в слове все русские морфемы принято делить на два типа: корневые и служебные (аффиксальные).

Корневые морфемы занимают центральное место в структуре слова и выражают основной (понятийно-вещественный) компонент и его лексическое значение. Например, в словах колун, наколоть, расколоть, раскол общим и основным понятийным компонентам лексического значения является значение корня – кол - .

Аффиксы - это служебные морфемы, выражающие уточняющие, ограничивающие, дополнительные по отношению к корню семантические признаки как лексического, так и грамматического характера. Например, в словоформе мяч-ик-ами деривационный аффикс -ик- выражает значение уменьшительно-ласкательной оценки, модифицирующее значение корня; реляционный аффикс -ами выражает значение имени существительного мужского рода, множественного числа, творительного падежа.

Между этими двумя типами морфем существуют принципиальные различия. Аффиксные морфемы, выполняя служебную функцию, лишены структурно-семантической самостоятельности: они всегда сопровождают корневую морфему и без неё не употребляется в составе слова. Следовательно, корень является обязательной частью морфемного слова, а аффикс - факультативной. Корневых морфем в русском языке значительно больше, чем аффиксов.

В соответствии с различиями аффиксальных морфов в зависимости от их положения в словоформе выделяются следующие виды аффиксов: флексия (или окончание), постфикс, суффикс, префикс (или приставка).

2. По формальной выраженности (звуковому составу) морфемы делятся на материально выраженные и нулевые.

Материально выраженными называются морфемы, состоящие из определённых звуков (звукокомплексов). Например, префиксы могут быть представлены в слове различным количеством звуков: посмотреть, пересмотреть, присмотреть, усмотреть и т. д.

Нулевыми называются морфемы, выражающие определённое грамматическое значение в парадигме (системе словоформ) отсутствием (нулём) звука, имеющим семиологическую значимость в ряду словоформ с материально выраженными аффиксами. Если сравнить ряды грамматических форм слов птица, птицей, птицы, птицами и птиц_; смотрела, смотрели и смотрел_ можно заметить, что в них ноль звука является таким же различителем грамматического значения, как и выраженный материально аффикс. В подобных случаях принято говорить не об отсутствии формообразующего аффикса, а о наличии у данной словоформы нулевого аффикса как особого формального показателя изменяемого слова.

Все нулевые морфемы можно разделить на три группы:

а) словоизменительные, к которым относятся окончания имен существительных некоторых форм (конь, халат, тень), кратких прилагательных и причастий (готов, светел, узнан), глаголов прошедшего времени и сослагательного наклонения мужского рода единственного числа (списал, списал бы), некоторых форм числительных и местоимений (семь, наш, свой);

б) формообразовательные, к которым относятся суффиксы глагольных форм повелительного наклонения единственного числа (спой, поверь) и прошедшего времени единственного числа, в которых утрачен суффикс - л - (замерз, вырос);

в) словообразовательные, которые усматриваются многими исследователями (Земская Е. А.) в структуре производных существительных типа лирик, ширь, вход, четверть, образованных так называемым "бессуффиксным" способом от различных частей речи (лирика, широкий, входить, четвертый).

По мнению Е. А. Земской и В. В. Лопатина, выделение нулевых деривационных аффиксов в слове предполагает два условия:

1) наличие идентичных по значению материально выраженных аффиксов (размыв, но размывка, размывание);

2) производный характер данного слова, то есть наличие при нём производящего слова (ср.: шум ← шуметь, но гам).

Однако, как признаёт В. Н. Немченко, «выделение нулевых морфем как особого вида языковых единиц - явление весьма условное и противоречивое, хотя практически в некоторых случаях очень удобное». Особенно характерно в этом отношении выделение так называемых словообразовательных нулевых суффиксов.

3. С точки зрения выполняемой функции (роли, назначения) в структуре слова все русские служебные морфемы можно разделить на следующие классы:

Словообразовательные (в широком смысле) морфемы - это аффиксы, входящие в основу слова и формирующие вместе с корнем его лексическое значение. Их можно разделить на несколько функциональных подтипов.

Деривационные, к которым относятся форманты, присоединяющиеся к производящему слову (основе) и образующие новые слова (квалификаторы), модификации (модификаторы) и варианты (вариаторы):

новый → новизна, шить → зашить /аффиксы-квалификаторы/;

роща → рощица, серый → сероватый, есть→съесть/модификаторы/;

белеть → белеться, жилет → жилетка, лиса → лисица /вариаторы/.

Композиционные, употребляющиеся в членимых словах, "сконструированных", но не имеющих отношений производности с более простым родственным словом. Такие аффиксы являются не формантами, а структурными показателями (маркёрами) компонентов лексической семантики слова: приказать, наказать, разуть, обуть.

Формообразовательные (реляционные) морфемы - это аффиксы, не входящие в основу слова и употребляющиеся для образования его грамматических форм. Эти морфемы отличаются от словообразовательных по степени абстракции значения: если словообразовательным аффиксам присуще обобщённое значение только определённого типа слов, имеющих общий семантический компонент (учитель, водитель - значение лица), то формообразующие аффиксы выражают предельно абстрактное значение всех слов данного класса, отражающее определённый тип отношений (свежей, синей - значение женского рода единственного числа твор. падежа прилагательных). Различают две их разновидности:

o несинтаксические, образующие грамматические формы, не отражающие отношения слов в предложении (шить, шил, быстрее);

o синтаксические (словоизменительные), образующие грамматические формы, отражающие отношения синтаксической зависимости слов; к этому типу аффиксов относятся окончания:

Молодая осина дрожала над головой лимонными нежными листьями.

Синкретические морфемы - это аффиксы, совмещающие словообразовательную и формообразовательную функции. Ими являются чаще всего окончания слов: раб → раба, задираться → задира, дикий → дичь, шесть → шестой.

4. В зависимости от частоты употребления и воспроизводства все служебные морфемы принято делить на регулярные и нерегулярные. Понятие регулярности морфем в нашем языкознании было обосновано Г.О. Винокуром, который положил в его основу признак частотности аффиксов.

К регулярным относятся такие служебные морфемы, которые постоянно воспроизводятся (употребляются) в частности в составе членимых слов, образуя сопоставительные морфематические ряды:

добежать, доехать, донести, доплыть

тигренок, котенок, жеребенок, зайченок

К нерегулярным относятся служебные морфемы, которые встречаются в составе слов от случая к случаю или однократно. В структурно изолированных, единичных образованиях их значение, в отличие от регулярных аффиксов, является связанным, непонятным, идиоматичным. Такие морфемы часто называют дефектными, остаточными квазиморфами: скуп-ердяй, за-ко-улок, мал-ютк-а, рис-унок, год-овал-ый, созда-м, е-ст, тр-ёх и др.

Надо сказать, что такое разграничение регулярных и нерегулярных морфем является относительным, так как нет чёткого количественного критерия их воспроизводимости, можно лишь говорить о том, что одни аффиксы встречаются в десятках и сотнях слов, другие - в единицах (вражда, кривда; чужбина, ложбина). В связи с этим существует мнение о целесообразности признания нерегулярными только единичных, т.е. неповторяемых, невоспроизводимых морфем.

От явления регулярности (частотности) следует отличать продуктивность морфем, т.е. их потенциальную производительность, активность в современном формо- и словообразовании. Если регулярность – статическое явление морфемики, то продуктивность – динамическое явление дериватологии.

Продуктивными являются только те регулярные морфемы, которые активно используются в образовании новых слов или словоформ: продуктивные аффиксы среди приставок: до-, раз-, при- и др.; среди суффиксов существительных: -ик, -ник, -иц(а), -чик, -щик, -ств(о); глаголов: -ыва-, -ива-, -ну-; прилагательных: -к-, -ск-, -чив- и мн. др.; среди окончаний имен и глаголов - подавляющее число окончаний.

Непродуктивными являются все нерегулярные и те регулярные морфемы, которые в настоящее время не используются для образования новых слов или их грамматических форм: непродуктивные аффиксы среди приставок: пра-дед, су-мрак, па-водок и др.; среди суффиксов: пас-тух, пе-тух, пуст-ыръ, повод-ырь и др.; среди окончаний глаголов и существительных: дам, ем, кость-ми и др.

Выделяются также промежуточная группа малопродуктивных морфем, редко используемых в образовании новых слов: киоск-ер, мин-ер, цирк-ач, бород-ач, корм-ач. Разграничение непродуктивных и малопродуктивных аффиксов часто не отличается четкостью.

Морфемная структура слова

При описании явления членимости слова лингвиста используют различные термины: морфемный состав и морфемная структура, словообразовательная структура слова. Этот терминологический разнобой в определенной степени отражает традиции и существующие разногласия в подходе изучения обозначаемого явления. Возникает, однако, закономерный вопрос: равнозначны и взаимозаменяемы ли данные термины? В общем понимании значения слова состав предполагает наличие в изучаемом единстве составляющих его компонентов, слово структура обозначает строение, внутреннюю организацию, взаимосвязь частей единого целого. Следовательно, употребляя термин «морфемная структура слова», мы имеем в виду не только наличие в его составе тех или иных морфем, но и их взаимосвязь, взаимовлияние, объединения в морфемные блоки, мутации: цар-ств-енн-ый, в-любл-я-ть-ся

От морфемной следует отличать словообразовательную структуру слова, отражающую его «деривационную историю», т.е. последовательность формантных приращений к производящим частям основы, ступенчатость: лед → леденить → обледенить → обледенелый → обледенелость

Многие исследователи справедливо отмечают неудачность термина морфологическая структура, поскольку само слово морфологический автоматически относит рассматриваемое явление к области морфологии. Поэтому гораздо предпочтительней и точнее в этом случае использовать термин морфемная структура, соотнося его с понятием морфемы. Ведь само понятие морфемной структуры слова многомерно, т.к. оно отражает как словообразовательные структурные характеристики, так и формообразовательные:

по – на – от - кры- ва- л- и- сь


элементы словообразовательной элементы формообразовательной

структуры структуры

Подавляющее большинство русских слов представляет собой структурно – семантическое единство составляющих их компонентов. Чаще всего в члененном слове количество морфем соответствует количеству семантических компонентов как лексического, так и грамматического уровня.

Понятие корня слова

Главным стержневым элементом морфемного слова является корень. Его определение порождает немало противоречий, т.к. признаки корня, как формальные, так и семантические, подчас трудно установить: если прочие морфемы более или менее постоянны в формальном выражении, корень подвергается существенным фонетическим изменениям, а иногда «растворяется» в структуре слова. Корень – это носитель вещественного, лексического значения; является главным элементом слова, его смысловым центром. Школьные учебники правильно определяют корень с ориентацией на его смысловую сторону. Корень для них – главная значимая часть слова.

В функциональном плане корень – это структурно-семантическое ядро морфемного слова, обладающее аффиксальной валентностью, т.е. способностью к присоединению служебных морфем.

По характеру выражаемого значения различают две


yu95-socialnaya-obshestvennaya-psihologiya.html
yudin-vp-solodilova-la-kovalenko-vl.html
    PR.RU™