Язва желудка и рак возникают от нервов.

В то время, когда мы предаемся Христу, тогда духовный наш организм приходит -- в мирное устроение, в результате чего все органы и железы начинают функционировать естественным образом, - рассказывал Старец. - Все они зависят от нашего устроения. Тогда-то мы выздоравливаем, перестаем страдать… Так бывает и в случае рака: если возложим заботу на Бога, и душа наша успокоится, тогда и Божественная благодать вкупе с этим миром может подействовать так, что уйдет и рак, и все остальное.

Например, язва желудка возникает -- из-за невроза. Поскольку симпатическая нервная система испытывает давление, сжимается, страдает, то образуется язва. Раз, два, три, сжатие, сдавливание, еще раз, еще раз, стресс один, стресс – стресс - стресс, и – хлоп... - Язва! Так возникает или язва - или рак, оба они зависят от нервов. Когда в нашей душе путаница, то это оказывает влияние на тело, и здоровье подрывается.

Совершенным поступком было бы вообще -- не молиться о своем здоровье. Молиться, но не о том, чтобы выздороветь, а чтобы СТАТЬ – хорошими, добрым человеком. И я желаю себе самому именно этого, говорю вам. Слышите?

Не именно стать такими-то добрыми, то есть добродетельными, «чтобы стать такими-то и такими-то», но нужно молиться, чтобы стяжать -- Божественную ревность, чтобы с верой предавать себя любви Божией, - так нужно больше молиться о своей душе. Будем желать, чтобы наша ду­ша была соединена вместе со всеми нашими ближними, со всеми -- во Христе братьями с Телом Церкви, главой Которой является Христос. Понимаете? - закончил Старец Порфирий.

ГРЕХ – РАССТРАИВАЕТ РАБОТУ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ОРГАНИЗМА.

Лекарство – это яд…

Важно заметить, что Старец не отвергал лекарства, но не придавал им большого значения в деле лечения больного. Однажды он спросил меня:

- «Что такое лекарство?» Я ответил: - «Некий химический состав, который мы принимаем чтобы выздороветь». Он не был удовлетворен моим ответом:

- «Скажи мне, что такое лекарство? Само это слово тебе ни о чем не говорит?» Я не нашелся, что сказать ему в ответ. Тогда Геронда продолжил: - «Лекарство, чадо мое, означает яд… (В греческом это одно и то же слово: фармако) Не думай, что лекарства всегда идут только лишь на пользу. Они еще и вредят.

Почему мы принимаем лекарства? Потому что -- болеем. А почему мы -- болеем? Потому что -- нервничаем. А почему мы -- нервничаем? Потому что – ГРЕШИМ, и потому ПОТЕРЯЛИ -- Мир Божий в душе. Но если мы позволим Христу вселиться в нашу душу, тогда отбегает -- Грех, уходит -- нервозность, отбегает болезнь, и мы выбрасываем -- лекарства»…



Такое мнение Старца показалось мне необычайно простым и полезным. Отец Порфирий, подобно духовному буру, начиная с поверхности доходил до страшных глубин в последовательном установлении причин касающихся серьезнейших вещей: оставления лекарств, болезней, расстройств, греха, отсутствия Христа в наших душах.

В другой раз Геронда спросил меня о нашем общем знакомом. Я ответил:

- Геронда, по ночам у него бессонница, и, чтобы уснуть, он вынужден принимать иной раз stedon, а иной раз tranxen.

- Передай ему, - сказал Геронда, - пусть он заедет сюда, ко мне, или же пусть позвонит по телефону.

Супружеская ревность и онкология.

Одной сестре Геронда сказал:

- «Женщины, которые ревнуют своих мужей, очень часто -- заболевают раком. По этой причине заболевают даже жены священников. Причиной всех болезней являются -- раздражительность и нервозность. Они провоцируют образование -- даже камней в почках».

Грех расстраивает работу человеческого организма.

- Геронда, я часто принимаю лекарства. А вы, насколько мне известно, не пьете даже кофе.

- Я тебе уже об этом как-то рассказывал.

Когда христианин с полным доверием ПРЕДАЕТ -- себя Господу, то Он ниспосылает -- Мир и покой и в тело человека, в его внутренности. В результате чего внутренние органы и железы НАЧИНАЮТ -- нормально функционировать, и мы освобождаясь от того, что нас ранее беспокоило, снова -- обретаем здоровье.

Потому что грех, раздражительность и эгоизм ведут то -- к перевозбуждению, то -- к угнетению организма, следствием этого ЯВЛЯЕТСЯ -- появление болезней. Организм – саморегулирующаяся система. Он сам знает правильный -- средний путь, и стремится -- к тишине и покою.

Смотри: когда у меня была язва, врач дал мне одно лекарство, оно называлось zantac. Как только я его принял, боль тут же утихла.



- Вот как, - говорю я себе, - Что-то не то… Это не хорошо… Значит, это лекарство где-то в другом месте нанесет вред организму! И больше я его не принимал, предпочитая лучше терпеть боль.

"МАТУШКА, МНЕ ЕЩЕ БОЛЬНО"

У меня есть моя младшая сестра, 1949 года рождения. Она родилась с врожденным пороком сердца, и ее постоянно преследовали болезни. Тем не менее она вышла замуж, родился сын. С возрастом у нее стало чаще болеть сердце. У нее оказался перекрыт сердечный клапан, и живет она за счет расширенной аорты. Все чаще ее стали преследовать головные боли. Таблетки пила каждый час. Ей посоветовали лечь на обследование. Компьютерное обследование показало, что у нее опухоль мозга: на мозжечке и на трех шейных позвонках. Профессор в Москве сказал, что они такие операции не делают. Был понедельник, а к четвергу врачи готовили документы на выписку. И еще сказали ей, что жить ей осталось три месяца.

Как раз в это время я встретила одну матушку. Она мне посоветовала с могилки блаженной Матроны взять песочек и сказала: "Будете молиться Господу, Матушке Богородице, блаженной Матроне, и должно пройти." Я сделала, что нужно было.

Сильно верующими мы не были, сестра церковным человеком не была, но согласилась пить освященную водичку и молиться. И мы с сестрами стали усердно молиться Господу Богу Иисусу Христу, Божией Матери (перед Казанской Ее иконой) и Святителю Николаю. Читали акафисты, молитвы. Через три дня профессор ей говорит: "Мы посоветовались и решили операцию вам все-таки сделать." Операцию назначили через неделю. Мы еще усерднее стали молиться. Операцию откладывали три раза и сделали ее только через месяц. Она продолжалась шесть с половиной часов, под местным наркозом: врачи опасались за сердце. Сестра все ощущала, все слышала. Когда ее из операционной повезли, она еще и улыбалась. Профессор говорил, что это была уникальная операция.

Мы с сестрой стали ухаживать за ней по суткам. Прошло четыре недели после операции. Швы ей не снимали, лежала она на одном боку. Лекарств принимала очень много... Через каждые два часа ей делали уколы, она все терпела и только говорила: "Я все вытерплю, только бы мне остаться живой." Мы старались каждую свободную минутку читать около нее молитвы.

Однажды во время моего дежурства в два часа ночи она заплакала и говорит: "У меня печень болит, такая боль, что не могу терпеть." Я -- к медсестре, а она говорит: "Не могу делать укол: только полчаса прошло." Я стала читать Акафист Богородице, Казанской Ее иконе, а сестре сказала: "Читай "Богородице, Дево" сколько можешь. Читай, проси Заступницу. Пусть Она маленечко тебе поможет!"

Она про себя стала читать эту молитву. И вдруг говорит: "Матушка, милая, мне еще больно." Потом открывает глаза и говорит: "Ты веришь, что я в своем сознании?" Я говорю: "Конечно, верю." Она говорит: "Я сейчас буду спать, а завтра утром что-то очень важное тебе расскажу." Через некоторое время пришла медсестра и удивилась: "Что ты ей дала?" Я говорю: "Ничего." А медсестры, конечно, знали, что мы молимся, да и иконки стояли над кроватью у стены.

Утром в шесть часов она проснулась, улыбнулась и сказала: "Ты веришь, Божия Матерь ко мне приходила. Когда я молилась, я не увидела, но ясно ощутила, что подошла ко мне Женщина Небесной Красоты и Свою ручку -- положила мне на бок, нажала и повела вниз. Боль пошла за Ее ручкой, но еще не полностью ушла. Тогда я и сказала: "Матушка, мне еще больно," для того, чтобы ты поняла, что я в сознании и это правда. Она еще раз нажала и повела вниз ручкой -- и боль прекратилась. Потом Она мне сказала: "Спи." И я уснула. Сон у меня был как у здорового человека."


yuridicheskaya-otvetstvennost-ponyatie-i-osnovnie-priznaki.html
yuridicheskaya-otvetstvennost-ponyatie-priznaki-vidi.html
    PR.RU™